gerzo (gerzo) wrote in art_links,
gerzo
gerzo
art_links

Categories:

Смертельный номер

Скандально известный немецкий художник Грегор Шнайдер (Gregor Schneider) готовится эпатировать публику красотой смерти



Гюнтер фон Хагенс


Грегор Шнайдер




Глубокий старец, медленно угасающий на смертном одре под взгляды публики, пытливо всматривающейся в его лицо, стремясь постичь новое проявление «великой силы искусства»... Атмосфера приближающейся смерти, сдержанное дыхание зрителей – таким формируется очередное пространство Грегора Шнайдера. Его новый проект, переворачивающий все обывательские представления об искусстве, явит взорам эстетику смерти.
В качестве экспоната своей инсталляции эстет собирается выставить умирающего человека. Нет, никаких публичных убийств или самоубийств – это было бы слишком даже для любящего играть на границах моральных устоев Шнайдера. Человек-экспонат, подчеркивает художник в интервью газете The Art Newspaper, должен умирать естественной смертью – вследствие болезни или старости. Впрочем, предсмертный «экшн» Шнайдер не считает таким уж обязательным и готов удовлетвориться «только что умершим». Его цель – показать публике саму «красоту смерти».
Свой перформанс Шнайдер планирует провести в доме-музее Ланге (Museum Haus Lange) в Крефельде, известном всему миру выставками современного искусства. Правда, для этого ему придется сначала преподать руководству музея основы эстетики смерти и убедить его в том, что умирающий человек – такой же экспонат, как и, скажем, статуэтка или предмет мебели. Но от своей идеи Шнайдер не собирается отступать и в том случае, если дирекция музея не поддастся убеждению, – он готов провести выставку в своей студии в Райдте.
Что касается самого будущего экспоната, то Шнайдер уверен, что с его поиском проблем не возникнет. И тут с художником не поспоришь: судя по всему, наверняка найдется пара-тройка желающих войти в историю таким предсмертным перформансом.
Шнайдер с юности был поглощен идеями смерти, пустоты, пространственными иллюзиями и симуляциями и их воздействием на человека. Идея смерти просвечивает сквозь все его значительные работы. Таков был его первый проект, начатый еще в возрасте 16 лет и продолжающийся поныне, – «Мертвый дом». Таков и его пока еще не реализованный проект «перформанса смерти».
В 2005 году Шнайдер планировал выставить на Венецианской бьеннале свою очередную работу. Казалось бы, ничего шокирующего – просто огромный черный куб, сооруженный рукой мастера. Однако 3D-версия квадрата Малевича вызвала очень резкую критику – из-за сходства с Каабой, мусульманской святыней кубической постройки; были выражены опасения возможного политического скандала. В итоге куб не был допущен на бьеннале в Венеции, была запрещена и его инсталляция в Берлине.
Поэтому нетрудно было представить себе, какую реакцию вызовет попытка реализации Шнайдером «перформанса смерти». Едва художник заявил о своем намерении, как в его сторону посыпалась жесткая критика. Со стороны обывателей, жалуется Шнайдер, к нему поступают абсурдные угрозы: «По телефону и электронной почте мне советуют покончить жизнь самоубийством», – в рамках перформанса, надо полагать.
Справка 
 Грегор Шнайдер – модный сегодня немецкий художник. Его профиль – инсталляция, перформанс. Родился Шнайдер 5 апреля 1969 года в городе Райдте. Художественное образование получал в академиях Дюссельдорфа, Мюнстера, Гамбурга. 
 В 1985 году Шнайдер начал работу над своим главным проектом – «Мертвым домом» («Todes Haus u r») в Райдте. Это трехэтажный дом, постоянно перестраиваемый художником (работы продолжаются уже более 20 лет). Здесь Шнайдер – распорядитель пространства. Он изолирует его, кромсает на непригодные для жизни, «мертвые» комнаты. Шнайдер настилает новые полы, меняет высоту потолков, замуровывает в стены предметы интерьера и фотографии. Сегодня 
 «Мертвый дом» – лабиринт крошечных комнат-клеток, практически лишенных мебели и недоступных естественному освещению, соединенных низкими дверцами, а порой и полностью изолированных. Дом, назначение которого – быть непригодным для жизни. Пространство которого постоянно меняется, уменьшаясь, съеживаясь, исчезая. Дом, побывав в котором, остается только радоваться, что удалось оттуда выбраться: посетившие «Мертвый дом» рассказывали впоследствии об охватившем их в доме чувстве панического страха, тревоги, загнанности в ловушку. 
 В 2001 году за инсталляцию «Мертвого дома» в немецком павильоне на Венецианской бьеннале Шнайдер получил «Золотого льва». 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments