alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in art_links,
alexander pavlenko
alexander_pavl
art_links

Каддиш недостойному Дрейеру

Весьма занимательно читать книгу Дона Томпсона «Как продать чучело акулы за 12 миллионов долларов», изданную в 2007 году, то есть не так уж давно. Наверно, люди суровых, ханжеских 30-40 годов ХХ века с той же завистью к самим себе читали об искрящемся, весёлом «веке джаза» «ревущих двадцатых». И точно так же они понимали, что смотрятся в колодец времени на эпоху, безвозвратно канувшую в никуда.
Потому что кризис на рынке искусства, разразившийся в прошлом году, ни в какое сравнение идёт с мягким, мелким, почти уютным кризисом начала 90-х, когда разорилось чуть ли не 80% художественных галерей и десятки тысяч художников остались без куска хлеба, но гиганты-мультимиллионеры лишь стали богаче. На этот раз кризис зацепил и китов художественного рынка. Процесс перекладывания десятков миллионов из одного миллионерского кармана в другой миллионерский карман резко застопорился.
В этом есть доля вины героя данной заметки, Марка С. Дрейера.


Марк С. Дрейер и искусство из его коллекции - "Черный поцелуй" Гады Эмер и "Волна, литография" Дэвида Хокни

Сначала Марк Дрейер родился. Но подробности, пусть даже весьма занимательные, мы опустим и перейдём сразу к тому моменту, когда ему стукнуло пятьдесят. Он адвокат, оказавшийся не у дел, так как клиенты, для которых он долгие годы вёл затяжной процесс, договорились и завершили дело миром. Он холостяк без гроша в кармане, так как жена развелась с ним и забрала детей и все деньги. Но у него осталось кое-что ценное, что не так-то просто отнять: репутация адвоката-консультанта для высших финансовых кругов. И Дрейер с нуля принялся за работу, взимая кредиты у одних фондов и используя взятое взаймы как обеспечение кредитов у ругих фондов. Старая, можно сказать, классическая мошенническая комбинация: проценты за кредиты погашались из новых долговых сумм. В первый же месяц у Марка Дрейера оказалось 53 миллиона американских долларов.
Марк С. Дрейер открыл адвокатскую контору в центре Нью-Йорка и нанял 250 первоклассных адвокатов, которые должны были и дальше собирать для него кредиты. А сам занялся коллекционированием современного искусства. У таких дилеров, как Л. Г. (сейчас все галеристы и дилеры, как один, отрицают, что работали на него, но в действительности он вращался на самом-самом верху и его обслуживали только представители арт-элиты), покупал Дэмиена Херста, Алекса Катца, Джона Балдессари, Кейта Хэрринга, Вильгельма де Кунинга и Ротко. Марк Дрейер мог себе это позволить. Время от времени он продавал купленные работы через аукционы и галереи. Разница в цене купли и продажи позволяла ему практически ничего не вкладывать в искусство, более того, он кое-что на этом зарабатывал. Немного – миллионов 20-25 в месяц. Разумеется, это была торговля воздухом, ибо оплачивались покупки картин деньгами, получаемыми за продажу тех же самых картин, иногда теми же самыми дилерами. Но таков мир современного искусства, так поступают практически все влиятельные собиратели современного искусства.
При этом «влиятельный меценат и коллекционер» в искусстве не разбирался, искусством не интересовался, ничего, кроме цен, о нём не знал, и никогда не видел те картины, которые «коллекционировал».
В общем, действовала именно та система, которую подробно и достоверно описывает Дон Томпсон.
Никто из круга, в котором вращался наш герой, не думал проверять его финансовое положение. На уровне международной финансовой элиты недоверие считается неприличным – ибо можно наткнуться на неприятные факты, как это и произшло в мае 2010 года, когда какой-то упрямый канадец засомневался, решив лично встретиться и посмотреть те бумаги, которые составляли обеспечение долгового обязательства. Разыгрались сцены, как лучших голливудских комедиях, типа «Оушен иллевен».
Итак, Торонто, бюро корпорации, название которой я сообщать не стану. Дрейер в фойе здания корпорации встречается с адвокатом Н., представляющим интересы С., обменивается с ним визитными карточками и предлагает подождать в конференцзале, а сам спешит на встречу с представителем корпорации, которому вручает только что поллученную визитку и быстро оформляет передачу долгового обязательства на 33 миллионов долларов. Но Дрейер прокололся на том, что не знал телефонного номера, по которому ему следовало немедленно позвонить в бюро С. Визави Дрейера заподозрил неладное, извинился, быстро спустился в холл и узнал, что адвокат Н. всё ещё ждёт его в конференцзале. Далее можно было бы рассказать, как хитроумной Дрейер улизнул из кабинета, обвёл всех вокруг пальца, уже на выходе обнаружил, что охранники предупреждены, вернулся назад (вовремя) и продолжал разыгрывать комедию, но к современному искусству это имеет отдалённое отношение, поэтому ограничусь сообщением, что здание корпорации Марк С.Дрейер покинул в наручниках.



Ему предъявили обвинение в мошеннических сделках на сумму 700 миллионов американских долларов.
На сколько лет сел наш герой, неважно. Важно то, что его арест ударил по мировому рынку искусства, как пятнадцатикилограммовая чугунная блямба по ветровому стеклу автобуса: стекло не разбилось, но покрылось мильоном мелких трещин и перестало быть прозрачным. Разоблачение Дрейера вызвало цепную реакцию взаимного недоверия. Вдруг выяснилось, что многим арт-деятелям нечем расплачиваться и не на что меценатить. Всё замерло в оцепенелом ужасе, и только аукционные дома продолжают взвинчивать цены на классическое искусство, вкупе с искусством ХХ века.
Нельзя сказать, что Дрейер, как Самсон, в одиночку опрокинул храм искусства. Но его дело стало той самой песчинкой, которая вызвала лавину следствий, масштабы которой оценят историки грядущих лет.
Так на наших глазах оказалась перевернута ещё одна страница истории искусства.

Отпечатанная серебром фотография Юлиуса Шульмана из коллекции Марка Дрейера. Очень выразительно висят над пустотой эти элегантные дамы.
Subscribe

  • Ian Whybrow & его Whiff.

    Ian Whybrow, это тебе не абы кто. Его опусы открывают список рекомендуемой школьной литературы для буржуйских детёнышей в возрасте от 3 до 14…

  • С.Ю.Судейкин "Русские в Париже"

    С.Ю.Судейкин "Русские в Париже", эскизы костюмов к постановке кабаре "Бродячая собака" 1912 год, Бумага, тушь, акварель Сергей Юрьевич (Георгиевич)…

  • Н.Н.Сапунов "Маскарад"

    Николай Николаевич Сапунов ( 1880, Москва - 1912, Териоки под Санкт-Петербургом). Русский живописец и театральный художник, один из лучших…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Ian Whybrow & его Whiff.

    Ian Whybrow, это тебе не абы кто. Его опусы открывают список рекомендуемой школьной литературы для буржуйских детёнышей в возрасте от 3 до 14…

  • С.Ю.Судейкин "Русские в Париже"

    С.Ю.Судейкин "Русские в Париже", эскизы костюмов к постановке кабаре "Бродячая собака" 1912 год, Бумага, тушь, акварель Сергей Юрьевич (Георгиевич)…

  • Н.Н.Сапунов "Маскарад"

    Николай Николаевич Сапунов ( 1880, Москва - 1912, Териоки под Санкт-Петербургом). Русский живописец и театральный художник, один из лучших…