January 17th, 2012

Пишущий Святой Иероним

- Нет! Это совершенно невозможно! - возмутился Филипп: - "Поклонение волхвов" в руках у этих людей!?
- Хорошо хоть я свою "Девушку у окна" возвратил, - почесал макушку Юрий Петрович: - нет! Ну 10 лет ее искал и где!? У этого хлыща! И деньги у них, и картины у них.. и главное он же разницы не понимает! Купола точно они тогда с соборов переплавили! Я у него еще слиток золота куплю на анализ.. что там за состав.. если хоть грамм потали с куполов найду - я его... нет! я не знаю, что я с ним сделаю!
- Надо сначала подумать, как заставить их очистить картину, - потянулся за пивом Хайнрих: - Ну или открыть факт их существования... безболезненно или болезненно (добавил Хайнрих, столкнувшись с взглядом Харальда).
- И ведь какую картину испортили!? - Филипп недовольно набивал трубку: - Поклонение волхвов! Правды не хотят людям сказать. Испугались!?
- Да ну брось, Филипп, - улыбнулась Маргрете: - Эти ничего не боятся. У них все золото Италии и Испании. Боялись их предшественники. Эти просто не понимают. Они не в силах отличить Караваджо от Рембрандта. Надо их заставить сделать выставку награбленного, чтобы они сами постепенно осознали в чем их проблема и обратились к нам за помощью. Им ведь понадобятся эксперты... а за остальные картины можно не бояться. В любом случае все мы знаем, что пока в кабинете Папы Римского находится одна из картин Караваджо каждый настоятель Италии будет считать честью для себя сохранять в своих приходах одну из картин художника.
- Интересно, какую картину выберет для себя преемник Иоанна Павла? - устало улыбнулась Ирина Александровна: - Пишущий Святой Иероним все-таки прекрасен, несмотря на то, что левая часть картины очевидно исправлена, хоть и не намного позже создания самой картины. Что там с анализом, Юра?
Результат анализа был поразителен... Череп, книга и стилус с темной стороны картины были действительно нарисованы поверх группы людей, толпящихся у входа в келью святого!
- Ну вот и что с этим делать? - развела руками Маргрете
- Сколько же еще всего предстоит открыть, - вздохнул Иоанн Павел.. Об этой картине люди, видимо, узнают уже не при моей жизни
Павел Ин

К 180-летию Ивана Шишкина

 Рожь

Иван Иванович Шишкин (1832—98) — живописец, пейзажист, гравер-аквафортист. Родился в Елабуге, в семье купца. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. После его окончания в 1857 поступил в Академию Художеств, где занимался под руководством проф. С. М. Воробьева. В 1860 получил Большую золотую  медаль за два вида местности Куокко, на Валааме. В 1861 как пенсионер АХ был отправлен в Мюнхен, посещал мастерские немецких художников. В Цюрихе Шишкин работал над изображением животных с натуры. За картину "Вид в окрестностях Дюссельдорфа" был удостоен в России звания академика. В 1866 вернулся в СПб., выставлял свои работы в АХ и Товариществе передвижных художественных выставок (ТПХВ). Являлся членом-учредителем ТПХВ. В 1873 за картину "Лесная глушь" получил звание профессора.  С 1892 руководил учебной пейзажной мастерской АХ. К пейзажной живописи Шишкин обратился еще в ученические годы. Основной темой его творчества стала русская природа. Ранним работам свойственны излишняя детализация, увлечение описательностью. Чрезмерная реалистичность изображения иногда заслоняет общее настроение, создавая впечатление этюда ("Рубка леса", 1867). Но на более поздних полотнах пейзаж уже приобретает целостность, художественную завершенность, передает поэтические облик русской природы ("Среди долины ровныя", 1883). Современники отмечали, что среди русских пейзажистов Шишкин является одним из сильнейших рисовальщиков, но находили недостатки в колорите. Демократичность и народный характер сближает творчество Ш. с искусством передвижников.


Collapse )