logvinidze (logvinidze) wrote in art_links,
logvinidze
logvinidze
art_links

Саша.

158.67 КБ

Это старый плакат к посмертной выставке Саши Белослудцева .
Сегодня ему исполнилось бы 50 лет.
Утром хотел написать про Саню, а потом перечитал текст,
написанный для питерского журнала "Сеанс" и понял, что
точнее не скажу, чем семь лет назад. Лучше покажу несколько
несколько разворотов из каталога его замечательной питерской
выставки.

76.26 КБ
62.89 КБ
54.83 КБ
64.33 КБ
64.40 КБ
54.17 КБ
59.41 КБ
69.52 КБ
Дизайн выставки и каталога: Ирина Тарханова-Якубсон.


Несколько ночей подряд, приезжая с работы, я как-то мучительно пытался написать про Шуру.

Что можно написать про человека, которого нежно любил почти с первой встречи, при этом последние годы почти ничего не зная о нем? Вспоминаются только какие-то моменты из прошлой, еще «дореволюционной» жизни, фрагменты, как теперь кажется, знаковые, которые могут объяснить, кто же был Саня на самом деле.

… Он сидит в своей маленькой квартирке на Киевской, отрисовывает через кальку какой-то дивный каллиграфический завиток, слушает Гайдна (а может там, Чайковского). Я смотрю журнал по дизайну, выуженный из огромной, аккуратной стопки на полу. Шура потягивается, как кот, щурится близоруко, встает из-за стола, берет цветочную лейку, заглядывает мне через плечо и говорит нараспев:

«Аандрей, ну что ты всякое говно все время смотришь — посмотри вон лучше альбом с иконами!»

Вот не знаю, была ли это шутка. Не уверен. Дело в том, что он смотрел и читал вещи, скажем так, нетипичные для человека нашей профессии и нашего поколения.

Мейнстрим он, конечно, тоже через себя пропускал и уверенно ориентировался в модных тенденциях, но вот чувство большой формы, такое редкое в искусстве, особенно наших дней — было в нем удивительно развито как раз с помощью «старых-великих-забытых».

И те редкие (к сожалению) макеты художественных альбомов, которые ему удалось сделать, отличаются от всего, сделанного в этом пространстве, как раз таким пронзительным чувством большой формы. Даже та, легендарная, единственная его выставка в музее Ленина, где были вывешены несколько десятков его умопомрачительных каллиграфических картинок, сделанных на огромных листах промокашки, смотрелась (и вспоминается) как единый, дышащий организм.

… Мне кажется, что он сам так и не понял про себя, а сказать-то никто и не сказал, а может, кто и сказал, да вряд ли он этому поверил бы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments