www.halloART.ru (chernov_vlad) wrote in art_links,
www.halloART.ru
chernov_vlad
art_links

Categories:

Сокровища одной династии: меценатство и власть во Флоренции в период правления Медичи

 
Афиша выставки "Сокровищница Медичи"
 


Новый Форум HalloArt получил от пресс-службы Музеев Московского Кремля текст статьи, рассказывающей об истории коллекции флорентийской династии Медичи. Автор статьи Марии Сфрамели - куратор выставки "Сокровищница Медичи", директор Музея серебра (Флоренция). Предлагаем вашему вниманию полный текст статьи, иллюстрированный экспонатами выставки.


Мария Сфрамели 

Сокровища одной династии: меценатство и власть во Флоренции в период правления Медичи

фото : Черномашенцев Владимир

      Богатство флорентийского рода Медичи было заложено в начале XV в. еще основателем династии Джованни ди Аверардо, прозванным Биччи (1360–1428). Его сыну Козимо Старшему (1389–1464) удалось увеличить семейное состояние благодаря созданию широкой сети банковских филиалов и развитию торговых связей по всей Европе. Финансовое процветание и проявленный Козимо интерес к искусству и наукам не могли не привести к началу коллекционирования.

     Внутри палаццо, построенного по заказу Козимо Старшего (1389–1464) его любимым архитектором Микелоццо, была расположена семейная капелла, на стенах которой Беноццо Гоццоли в 1459 г. выполнил знаменитый цикл фресок «Шествие волхвов». Особенностью данного фрескового цикла являлось изображение всех членов дома Медичи в память о той роли, которую эта влиятельная семья сыграла на Флорентийском церковном соборе. Так было положено начало развитию феномена, сегодня получившего название коллекционирование. Основная причина его возникновения заключалась в осознании меценатства в сфере культуры как незаменимого инструмента укрепления своей власти. 

 

Аньоло Бронзино и мастерская, Портрет Козимо Медичи Старшего. 1555-1565 г. , масло, оловянный сплав. Коллекция Галереи Уффици. Портрет Козимо Медичи Старший или Старый (1389-1464) – старший сын основателя династии Джованни ди Биччи.

     Таким образом началось формирование единственного в своем роде собрания сокровищ из высоко ценимых каменных ваз, камей и античных гемм, обработанных драгоценных камней, восточных редкостей, древних и современных манускриптов, изысканных предметов, выполненных из необычных материалов и обладавших, как считалось, магическими свойствами, обломков классических статуй, собранных во времена Лоренцо Великолепного в легендарных садах монастыря Сан Марко, и современных шедевров.

    

Император, приносящий жертву Надежде (камея). II-IV век н.э. Оникс, металл, позолота. Нац. археологический музей.

     Редкие экземпляры ваз восточного происхождения из твердых пород камней обрамлены в оправы из золота или позолоченного серебра и покрыты эмалью руками талантливых ювелиров, работавших на Медичи. Эти произведения начали поступать в коллекцию при Пьеро Медичи (1416–1469), сыне Козимо Старшего, «Отца Отечества» (Pater Patriae), и отце Лоренцо Великолепного.

     Обладая такими богатствами, ни Лоренцо, ни другие члены семьи не снисходили до публичной демонстрации драгоценных предметов из своей коллекции, предназначенных, в основном, для восхищенных взоров представителей городской элиты. Именно для них в палаццо Медичи распахивались двери зала Кабинета (Scrittoio), напоминавшего волшебную шкатулку с драгоценностями. Эти предметы также использовали в качестве памятных подарков для членов других правящих домов, преподнося их во время визитов и церемоний. По политическим соображениям Медичи не хотели, чтобы их дворец воспринимался как один из итальянских княжеских дворов. Показное великолепие могло вызвать раздражение у флорентийских семейств, участвовавших в городском управлении.

     Коллекция драгоценных ваз, упоминавшихся в описях имущества, собиралась в течение продолжительного периода времени. Еще Козимо Старший начал приобретать вазы, созданные во времена правления Фатимидов и Сасанидов, которые нередко уже были обрамлены в богатые оправы. Такие вазы ценились наравне с редкими геммами благодаря высокому качеству камня и резьбы. Его сын Пьеро (1416–1469) пошел по стопам отца. Между 1456 и 1464 г. он заказал лучшим ювелирам, работавшим на Медичи, выполнить специальные оправы для чаш, ваз и кувшинов из их коллекции.

  

Ваза с двумя ручками и крышкой. Конец 16 века - ваза, 1463-1465 - оправа, яшма, серебро, позолота. Музей серебра, Палаццо Питти.

     Эти вазы составляли лучшую часть семейных богатств. Их с гордостью демонстрировали выдающимся людям, приезжавшим во Флоренцию, в качества доказательства высокого положения и экономического влияния семьи. Некоторые наиболее ценные экземпляры коллекции были даже изображены в цикле фресок «Шествие волхвов» во дворцовой капелле. Среди множества персонажей в этих сценах присутствует вереница пажей, несущих золото, ладан и миро в драгоценных сосудах, которые напоминают по форме вазы из сокровищницы Медичи.

     Коллекция хранилась в Зале Кабинета, который можно идентифицировать по планам Палаццо Медичи XVII в. с небольшим помещением второго этажа в северной угловой части здания, выходящим на виа Ларга (сегодняшнюю улицу Кавур). Этот зал стал одним из первых среди аналогичных кабинетов, оформленных в других итальянских дворцах специально для хранения небольших ценных предметов: гемм, изделий из бронзы, медалей и каменных ваз. Вероятно, его стены были обшиты деревянными панелями, украшенными интарсиями с перспективными изображениями, как в созданных позднее студиоло Федерико да Монтефельтро во дворцах герцога в Урбино и Губбио. Изготовление перекрытий потолка и пола было поручено Луке делла Роббиа, помощнику архитектора дворца Микелоццо. Из всей отделки кабинета сохранились только медальоны, украшавшие потолок, с изображением Аллегорий месяцев (Музей Виктории и Альберта, Лондон). Фигуры выполнены белым на фонах различных оттенков голубого, согласно изысканной и виртуозной художественной технике майоликовой живописи, которая кажется созвучной восточным и исламским образцам.

     По случаю торжеств, устроенных в честь прибытия во Флоренцию Галеаццо Мария Сфорца (1459), которому демонстрировались семейные сокровища, было сочинено трехстишие, восхвалявшее Козимо Медичи. В нем описывались чудесные предметы, собранные в тайной комнате-сокровищнице:

«Огромным числом там книги с орнаментами

И вазы из алебастра и халцедона

С золотыми и серебряными обрамлениями.

И все, собранное там, прекрасно и замечательно,

Создано природой и человеческим гением

До совершенства доведено».


     Все эти предметы предназначались не только для демонстрации, но и для услаждения взора их обладателя, являясь, таким образом, свидетельством зарождения новых вкусов. В этом отношении особенно отличался Пьеро Медичи, описанный современниками как настоящий коллекционер и знаток, любующийся своим собранием, результатом страстных поисков: «В один день он рассматривает свои драгоценности и изысканные камни, которыми владеет в удивительном количестве, все огромной ценности и разного вида, с инталиями и без них. В созерцании этих предметов и определении их достоинств и цены черпает он радость и наслаждение. В другой день он уделяет внимание вазам из золота, серебра и других материалов. Ими он также наслаждается, восхваляя их качество и мастерство изготовителей. Наконец, третий день он посвящает изучению других ценных предметов, доставленных из различных уголков мира, и разного необычного оружия, созданного для защиты и нападения».

  

Мастерская Аньоло Бронзино, Портрет Пьеро Медичи, по прозвищу Пьеро Подагрик. 1550-1560, масло, дерево, переведенное на холст. Коллекция Галереи Палантина. Первый сын Козимо Старшего , Пьеро Медичи (1416-1469) получил своё прозвище «Подагрик» из-за болезни, вынуждавшей его вести замкнутый образ жизни.

     Такой образ Пьеро Медичи создал Филарете в своем «Трактате об архитектуре». Его слова находят подтверждение и в содержании инвентарных описей XV в. Так, опись, составленная после смерти Лоренцо Великолепного (1449–1492) свидетельствует об увеличении собрания благодаря ценным приобретениям, упоминаемым также в записях самого Лоренцо. В прославляющем его Жизнеописании, составленном Никколо’ Валори между 1517 и 1519 гг., автор утверждал, что Лоренцо превзошел всех в «роскоши и великолепии».

     Однако сокровищам суждено было вскоре покинуть комнаты палаццо на виа Ларга по причине исторических событий, последовавших за смертью Лоренцо Великолепного (1492). Пьеро бежал из Флоренции 8 ноября 1494 г., преследуемый войсками Карла VIII. На следующий день дворец Медичи был разграблен, а имущество реквизировано Синьорией. Надо отметить, что многие ценные предметы уже до этого были перемещены в надежные места хранения, ведь Пьеро мог рассчитывать на поддержку многочисленных преданных сторонников его семьи, среди которых был и верный Лоренцо Торнабуони. Ему удалось спрятать в Риме большую часть коллекции.

  

Аньоло Бронзино и мастерская, Портрет Лоренцо Великолепного. 1555-1565 г. , масло, оловянный сплав. Коллекция Галереи Уффици.

     В последующие годы многие правители итальянских земель проявляли интерес к приобретению какого-либо произведения из наследия Лоренцо. Так, показательна попытка Изабеллы д’Эсте, маркизы Мантуи. Как выяснилось из переписки с Франческо Малатеста в 1502 г., она обратилась за советом к Леонардо да Винчи, выбирая отдельные предметы.

     В Риме коллекция ваз была сохранена в целостности благодаря сыну Лоренцо Великолепного, Джованни (1475–1521), избранному в 1515 г. на папский престол под именем Льва X. Вазы были возвращены во Флоренции в виде реликвариев (сосудов для хранения реликвий) по приказанию его кузена Джулио (1478–1534), внебрачного сына Джулиано, также ставшего папой в 1523 г. под именем Климента VII.

     Связь между семейством Медичи и главной церковью их квартала базиликой Сан Лоренцо восходила ко временам, когда основатель династии Джованни ди Биччи профинансировал восстановление храма после пожара 1423 г., во время которого была разрушена старая базилика. Реконструкцию доверили архитектору Филиппо Брунеллески. Козимо Старший позднее добился, чтобы одну из капелл церкви посвятили святым Косьме и Дамиану, считавшимся покровителями его рода из-за созвучия семейного имени с земной профессией этих двух святых. В 1439 г., когда была заключена недолговременная уния между Западной и Восточной церквями, утвержденная на Флорентийском соборе, папа Евгений IV даровал городу реликвии этих святых, особо почитаемых в Амальфи. Он также повелел выдавать народу индульгенции в день св. Косьмы и Дамиана, что было подтверждено папой Львом Х в 1514 г. Первого августа 1464 г. в крипте Сан Лоренцо в месте, расположенном непосредственно под центральным алтарем, были погребены останки Козимо, что стало еще одним свидетельством причастности Медичи к этому храму. Базилика постепенно начинает играть все более значительную роль среди других церквей города. Вскоре Сан Лоренцо превратился в мавзолей Медичи, в котором славные деяния рода и семейные легенды были увековечены для потомков. Именно этим объясняются значительные дары, преподнесенные церкви двумя папами из рода Медичи в начале XVI в.

  

Лодовико Бути, портрет папы Льва X (Джованни Медичи). 1587, холст, масло, Коллекция Галереи Уффици. Выставленный портрет – копия картины Рафаэля.

     Одиннадцатого мая 1513 г. на папский престол был возведен кардинал Джованни, второй сын Лоренцо Великолепного и Клариче Орсини, воспитанный в изысканной культурной среде при дворе Лоренцо. На него возлагались большие надежды как на миротворца (restitutor pacis) и провозвестника наступления «Золотого века», Непосредственным свидетельством этого стали пышные празднества, организованные в его честь в Риме и Флоренции. С младенчества Джованни была предначертана церковная карьера. Свои первые шаги к изучению классической культуры он сделал при дворе Медичи с помощью выдающихся учителей. Среди них был и Бернардо Биббиена, увековеченный на портрете Рафаэля. Полученное образование оказало решающее влияние на будущего папу, который, еще будучи кардиналом, превратил свою римскую резиденцию, палаццо Мадама, в место встречи художников и литераторов. Девять лет его понтификата были временем культурного и художественного расцвета. Лев Х собрал вокруг себя величайшие таланты эпохи: Микеланджело, Рафаэля, Джулиано и Антонио да Сангалло, Пьетро Бембо. Интерес папы ко всем видам искусства оказал решающее влияние на художественный рост мастеров, находившихся у него на службе, так как им предоставлялась возможность пробовать свои силы в постоянно рождавшихся новых проектах. Так произошло и с великим Рафаэлем, занятым не только написанием знаменитых живописных циклов в Ватикане. Он был назначен главным архитектором строительства собора Святого Петра. Микеланджело, которого высоко ценил и которому покровительствовал еще Лоренцо Великолепный, нашел в сыне последнего тонкого почитателя своего таланта. Лев Х поручил ему проектирование фасада Сан Лоренцо, незавершенного Брунеллески. К сожалению, этот замысел не был реализован. Благодаря Джулио Медичи (1478–1534), будущему папе Клименту VII, Микеланджело внес изменения в структуру базилики, достроив капеллу, симметрично расположенную к сакристии Брунеллески. Избранный папой в 1523 г., Климент VII укрепил сотрудничество с великим мастером, поставив перед ним такие важные задачи, как постройка Библиотеки Лауренциана во Флоренции и создание фрески «Страшный суд» в Сикстинской капелле в Риме. Таким образом, второй папа из рода Медичи взялся за реализацию проектов, начатых при его кузене. Он расширил Ватиканскую библиотеку и продолжил работы по строительству собора Святого Петра. При нем был утвержден патронат Медичи над базиликой Сан Лоренцо. Как и его предшественник папа Лев Х, он передал в этот храм часть «сокровищ Медичи», утраченных после изгнания семьи из Флоренции. И если Лев Х даровал базилике основу богатого собрания ценнейших предметов, то Климент VII распорядился переслать церкви реликвии, принадлежавшие его кузену, среди которых были бесценные вазы Лоренцо Великолепного. Таким образом, их, наконец, вернули во Флоренцию. Слова, написанные Климентом VII в сопроводительной Булле при пересылке ваз, превращенных в реликварии, наполнены глубоким смыслом: «…отправляем многочисленные святые реликвии, заключенные в драгоценные сосуды, на нашу родину, во Флоренцию, в приходскую коллегиальную церковь Святого Лаврентия указанного города, основанную нашей семьей Медичи, чтобы они с почетом возвращены были и каждый год верующим на показ выставлялись…»

     Таким образом, в 1532 г. папы из рода Медичи воспринимали храм Сан Лоренцо как непосредственного наследника семейного имущества. И именно «прямой наследник Дома» должeн был стать хранителем копии ключей от Трибуны работы Микеланджело, установленной над входными дверями церкви и предназначенной для хранения святых реликвий. Спорный вопрос о принадлежности этих ваз, представлявших собой из-за редкости материалов и красоты обрамлений одно из чудес Запада, был решен благодаря авторитету церкви в пользу базилики Сан Лоренцо. Фактически они попали в распоряжение нового правителя Флоренции, которым в то время являлся Алессандро Медичи (1511–1537), незаконнорожденный сын самого Климента VII, убитый своим кузеном Лоренцино Медичи.

     Наследником Алессандро стал восемнадцатилетний Козимо I (1519–1574), сын кондотьера Джованни делле Банде Нере и Марии Сальвиати. Именно при нем власть Медичи оформилась в наследственную монархию. С 1555 г. Козимо являлся самодержавным правителем области, объединенной вследствие войны с Сиеной. Осознание того, что он смог воссоздать хотя бы отчасти древнюю Этрурию, направило герцога на путь изучения античности. Благодаря этому к коллекции Медичи были добавлены новые сокровища, такие как «Химера из Ареццо» или статуя Авла Метелла («Оратор»), одни из самых знаменитых шедевров Античности.

     В действительности Тоскана под управлением Великого герцога Козимо была государством с ограниченным суверенитетом, со стороны моря опоясанными испанскими военными базами. Такое положение вынуждало герцога проводить осторожную политику, сохраняя равновесие в отношениях с Мадридом и Парижем. Экономическая ситуация была также не той, что в былые времена. Несмотря на это Флоренцию никогда так высоко не ценили и городом так не восхищались в Европе, как в период правления Козимо и двух его сыновей: Франческо I (1541–1587) и Фердинандо I (1549–1609).

     Невероятная концентрация произведений искусства и научных достижений, доступная со времен Козимо I, стала важнейшей предпосылкой формирования сегодняшних собраний музеев и галерей Флоренции. Кроме того, именно в XVI в. были созданы те институции, которые сделали город под управлением Медичи культурным ориентиром для всей Европы. В 1563 г. благодаря деятельности Джорджо Вазари во Флоренции открылась Академия рисунка под покровительством пожилого Микеланджело, жившего в Риме. Именно она определяла художественную политику династии в дальнейшем. Издание Жизнеописаний наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих Вазари (первое издание – 1550 г., второе – 1568 г.) было моментом зарождения художественной историографии. Тогда же появился музей, ставший основой Галереи Уффици.

     В 1540 г. по приказу Козимо I резиденция Великих герцогов была перенесена из частного дворца Медичи в Палаццо делла Синьория. Специально для оформления внутренних помещений Палаццо делла Синьория (отделочные работы велись под руководством Джорджо Вазари), Козимо I создал в 1545 г. мастерскую по производству шпалер, которая прекратила свое существование в 1744 г. через год после угасания династии Медичи. Для работы в мастерской были приглашены фламандские ткачи Николас Карчер и Джан Руст, авторы знаменитой серии гобеленов с историей Иосифа, выполненной по рисункам Бронзино, Понтормо и Сальвиати. По богатству материала и красок, а также по своему количеству гобелены составили важнейший цикл, когда-либо выполненный во флорентийских мастерских и предназначенный для украшения одного помещения – зала Дученто. Сегодня эта серия разделена между Флоренцией и Палаццо дель Квиринале в Риме.

     В том же 1545 г. Бенвенуто Челлини вернулся из Франции (где работал при дворе Франциска I) и поступил на службу к Козимо I в качестве скульптора, ювелира и реставратора. В августе он уже принялся за изготовления своего шедевра – «Персея», установленного позднее в Лоджии деи Ланци, рядом с Палаццо делла Синьория.

     При перестройке внутренних помещений Палаццо делла Синьория под руководством Вазари для сокровищ Козимо I был отведен Зал Каллиопы, где между 1559 и 1560 гг. собрали все ценные предметы коллекции. Этот зал представлял собой небольшое помещение, посвященное музам. На потолке Вазари поместил изображение Каллиопы, дочери Аполлона: жест ее руки и взгляд обращены к Олимпу, она молит божественного Юпитера наделить ее восемь сестер талантами к науке и искусству, чтобы они могли распределить эти дары между людьми. 

 

Баччо Бандинелли. Бюст Козимо I Медичи. 1558, бронза. Галерея Палантина

     Сам Вазари так описывал ценные предметы, для которых предназначалась эта потайная комната, соединенная с большим залом при помощи винтовой лестницы, что позволяло Козимо I дойти до своих богатств, не привлекая ненужного внимания: «В этом кабинете (…) герцог хочет вдоль стен пустить карниз, опирающийся на пилястры, чтобы установить на него маленькие бронзовые статуи (…) и среди этих колонн и пилястр в эти ящики из кедрового дерева он разложит все свои медали (…), туда поместит все миниатюры дона Джулио и других превосходных мастеров и небольшие картинки, которые сами по себе радуют глаз; под ящичками, наполненными указанными выше произведениями будут находиться разнообразные драгоценности, обработанные камни в одном месте, необработанные – в другом, а в больших шкафах внизу будут храниться восточные кристаллы, сердолики и камеи, а в еще больших шкафах он поместит древности, которых у него много, и все редкие».

     Таким образом, рядом с античными бронзами были выставлены современные произведения, миниатюры Джулио Кловио соседствовали с ювелирными изделиями и драгоценностями работы Бенвенуто Челлини, римская скульптура со статуэтками из порфира, вырезанными Пьером Мария Себальди, нумизматика с глиптикой. Все эти предметы были собраны благодаря усилиям Козимо I, который стремился к воссозданию когда-то утраченной коллекции камей XV в. Вазы из твердых пород камня, украшенные резьбой, считались традиционно (со времен Лоренцо Великолепного) еще одной обязательной составляющей важнейших коллекций европейских монархов середины XVI в. Первенство по их изготовлению сохранял за собой Милан. На протяжении всего XVI столетия ко двору присылались удивительные вазы из горного хрусталя и чаши из твердых пород камня, выполненные в миланских мастерских братьев Сараки, Гаспаро и Джироламо Мизерони. В 1572 г., чтобы восполнить нехватку собственных мастеров, во Флоренцию были приглашены Франческо, Джан Амброджио и Джан Стефано Карони. Благодаря открывшимся в том же году придворным мастерским резьба по камню перестала быть прерогативой миланских ремесленников. Этим искусство мастерски овладели и во Флоренции, где можно было рассчитывать на создание еще более совершенных произведений с привлечением эскизов таких художников, как Бернардо Буонталенти. Последний известен одновременно и как архитектор фортификационных сооружений, и как оригинальный, многосторонний художник. Он руководил проектом строительства форта Бельведер и организацией сценографии празднеств и фейерверков в честь его открытия. Он же создавал эскизы каменных ваз и других ценных предметов.

  

Флорентийская мастерская, Ганс Домес. Кувшин для омовения. 1577-1578, лазурит, золото, бронза , эмаль, позолота. Музей серебра, Палаццо Питти.

     Пытаясь укрепить свою власть и решить общественные разногласия, Козимо не гнушался воспользоваться великой художественной традицией Флоренции в целях достижения большей популярности. Он ввел форму правления, известную как «власть искусства», что означало на практике провозглашение превосходства «флорентийского стиля» и использование искусства и литературы в качестве политических инструментов. Такая модель, апробированная римскими папами и семейством Медичи во Флоренции, вскоре будет применена всеми правящими домами Европы...

 Продолжение статьи по ссылке:   


      ссылка : ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ СТАТЬИ  "Сокровища одной династии: меценатство и власть во Флоренции в период правления Медичи" на  сайте Нового форума изобразительного искусства HalloArt.ru

>>>>>
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment