Давид (bolivar_s) wrote in art_links,
Давид
bolivar_s
art_links

Categories:

Художник Сильвестр Щедрин.

Картины Сильвестра ЩедринаВеранда, обвитая виноградом. Сильвестр Щедрин
Веранда, обвитая виноградом.


Сильвестр Феодосиевич Щедрин  (1791-1830), – выдающийся русский художник, пейзажист, представитель романтического направления в искусстве.
Сильвестру Щедрину было двад­цать семь лет, когда он приехал в Италию, рассчитывая поработать здесь некоторое время. Сын извест­ного скульптора, племянник живо­писца Семена Щедрина, он вполне мог рассчитывать на благополуч­ное сосуществование в петербург­ской художественной среде. Но Италия виделась ему странойклассического искусства, где можно было многому научиться и по-настоящему проверить свой талант, его силу. И так получи­лось, что Щедрин пробыл в Ита­лии до конца своей недолгой жизни. Он полюбил эту страну, она перестала быть для него чужбиной, но и здесь, в дальних теплых краях, как о том сви­детельствуют его письма на родину, он оставался русским человеком, художником, думавшим о будущем отечественного искус­ства.
Отправляясь в Италию, Щедрин представлял ее себе сквозь призму классической живописи. С юных лет он пытался постичь секреты великих мастеров. Но представле­ние это было и достаточно схема­тичным и отвлеченным. Ранний его пейзаж, не лишенный поэти­ческого обаяния «Вид Петровско­го острова» (1815), написан в ти­пичных для старой живописи усло­вных коричневых тонах, и само пространство картины еще не «живет» насыщенной эмоциональ­ной жизнью.
Автопортрет Сильвестра Щедрина
Автопортрет Сильвестра Щедрина
Щедрин прибыл в Рим, сохраняв­ший еще магическую притягатель­ность для художников многих стран. «Вечный город» поначалу казался ему ожившей, реальной, классической картиной. Но та условность, которая в работах поздних академистов представля­лась ему раньше необходимой и благородной, теперь начала терять ореол привлекательности в его глазах, хотя и не сразу. Он  очень много пишет и рисует и Рим, и его окрестности, готовя отчет­ную картину, которую должен был со временем отослать в петербург­скую Академию художеств. Щед­рин еще пишет с соблюдением многих правил академической школы, подсознательно, но не­пременно следуя четкому разде­лению картины на планы, резко ограничивая «зоны» изображения, соблюдая кулисность построения и правила освещения, проверен­ные опытом предшественников. И, конечно, «благородный», му­зейный темно-коричневый тон тоже исчезает далеко не сразу. В его работах предстают торжест­венность природы, приведенной к классической гармонии, руины, навевающие меланхолию и грусть. Живя в Риме, изучая старое ис­кусство, Щедрин постепенно вни­кал в особенности итальянской природы, характер людей и страны. Русский мастер поставил перед собой очень трудную профессио­нальную и психологическую зада­чу — передать пластическое, живописное своеобразие и харак­тер итальянской природы как бы изнутри, ощутив себя частью этой природы, руководствуясь прису­щими ей законами. Щедрин переезжает в Неаполь, и пятилетний неаполитанский пе­риод — самое счастливое время в его творчестве. Художник, встретившись с морем, привольной, свободной приморской природой, словно бы обрел новое дыхание. Именно в Неаполе и окрестностях им написаны самые лучшие из его пейзажей, такие, как виды гаваней в Сорренто, различные веранды и террасы.
Если Карл Брюллов, любивший и знавший Италию, как бы вкомпоновал виды Италии в свои сюжетные и портретные компози­ции в качестве фона, то Сильвестр Щедрин пишет прежде всего саму природу, особость и неповтори­мость состояния пейзажа. Фигура в этом пейзаже «растворяется», лишь подчеркивая красоту при­роды и ее величественность. Для него все в ней значительно и прекрасно. Мы ощущаем нежную безмятежность лунной ночи, летящий свет полдневного зноя, то, как солнцу глубоко прогрело слой воздуха, как спасительна прохлада причудливо обвитой побегами винограда террасы. Рыбаки. виноградари, монахи, укрывшиеся в тени этих живопис­ных веранд и террас, соединяются в нашем восприятии с общим состоянием природы. Художник, оставшись один на один с природой, приходит к необ­ходимости поисков нового живо­писного языка. Он настойчиво стремится передать игру солнца, блики, прекрасную серебристую дымку морских далей, прозрачный рассеянный свет. Щедрин ищет новые, не известные до него кра­сочные сочетания, стремясь пи­сать легко, чтобы краски пламене­ли, передавали весь вошедший в них щедрый солнечный свет. Морская лагуна становится жи­вописным пространством, напо­енным светом, радующим глаз зри­теля своей живостью и красотой. Художник ищет и находит нежные, тонкие оттенки светло-лиловой равнины морской воды, золотистые закатные краски неба, серебрис­тость приморского ветреного воз­духа Небо в его пейзажах обычно прозрачное и легкое. Просторные, свободные по ощущению неаполитанские пейзажи Щедрина располагают зрителя к прекрасной ро­мантичности и мечтательности. Здесь есть высокая полнота чувст­ва, подлинный восторг. Гармония произведений Щедрина раннего периода, сделанных в России и в первую пору пре­бывания в Риме, и гармония его зрелых работ — совершенно разного свойства. Молодой Щедрин старательно добивался цельности общего впечатления, исходя из общих, хорошо усвоен­ных им правил академического пейзажа. Щедрин-мастер смело отказывается от освященных традицией канонов и сверяет гармонию живописи с гармонией природы.
Новаторское по сути творчество Щедрина опережает свое время. Только лучшие пейзажные этюды другого итальянского пенсионера петербургской Академии худо­жеств — Александра Иванова могут быть поставлены вровень с его неаполитанскими пейзажами. В своем стремлении передать солнце, свет, их влияние на жизнь природы Щедрин может рассматриваться в числе немногих художников, предвещавших ту революцию в пейзажной живопи­си, да и живописи вообще, кото­рую выпало позже свершить импрессионистам. Речь идет именно о предчувствии нового. В рамках старой системы клас­сической живописи талантливый и прозорливый русский мастер сумел искренне и сильно передать личное, индивидуальное поэти­ческое восприятие природы. И не случайно, что, хотя русская пейзажная живопись достигла высокого расцвета в более позд­ние времена и пейзаж стал одним из ведущих и любимых жанров отечественной живописной школы, имя Сильвестра Щедрина неиз­менно называлось в числе самых значительных представителей русского искусства.
Новый Рим. Замок Святого Ангела. 1823.
Сильвестр Щедрин
Набережная Сайта Лючия в Неаполе. 1820-е.
Набережная Сайта Лючия в Неаполе. 1820-е.
Набережная Мерджеллина в Неаполе. 1827.
картина Сильвестра Щедрина
Набережная в Неаполе. 1825
картинаыСильвестра Щедрина
Малая гавань в Сорренто близ Неаполя. 1828
неаполитанские картины
Итальянский пейзаж. Капри. 1826
Итальянский пейзаж
Грот Матроманио на острове Капри. 1827
живопись Сильвестра Щедрина
Грот во Флоренции. 1826
Грот
Водопад в Тиволи близ Рима. 1823
художник Сильвестр Щедрин
Вид Сорренто близ Неаполя. 1825
Вид Сорренто
Вид с Петровского острова на Тучков мост и на Васильевский Остров в Петербурге. 1815

Вид на Неаполь с дороги в Позилиппо. 1829
Вид на Неаполь
Вид из грота на Везувий и Кастелло дель Ово в лунную ночь.

Вид Амальфи близ Неаполя. 1826
близ Неаполя
В окрестностях Сорренто близ Кастелламаре. 1828

Большая гавань на острове Капри. 1828

Терраса на берегу моря. Местечко Капуччини близ Сорренто. 1827.

Терраса в Поццуоли. 1828

Старый Рим. 1824

Прибрежная сцена

Озеро Альбано в окрестностях Рима. Не позднее 1825.
окрестности Римаhttp://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/424-shchedrin.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments