Галина (gala_the) wrote in art_links,
Галина
gala_the
art_links

Categories:

Paris, Grand Palais, Galeries nationales, 18 mars 2014. Bill Viola.

Оригинал взят у gala_the в Paris, Grand Palais, Galeries nationales, 18 mars 2014. Bill Viola.
            Трудно поверить, но я полюбила современное искусство. Борьба с самой собой была нелегкой, растянувшейся на несколько лет, и начиналась она с классики. Очередной раз, проходя по залам великого Лувра, я отпустила себя, останавливаясь лишь там, где чувствовала некий порыв собственной души, различая уже безупречность изображения, буйство мыслей и приглушенность чувств лишь в глазах, в жесте руки, повороте головы. Или Младенец и Великая любовь, или Крест и Вселенское страдание, надежда и боль. Что еще можно добавить? Все уже сказано множество раз, всеми возможными способами: на холсте и бумаге, в камне и металле, в музыке и фотографии. Попытаться все это перемешать? Уже сделали, впустив человека живого, раздев для убедительности его молодое или стариковское тело, разобрав его в анатомических подробностях, грязно ругнувшись этими подробностями, вызывая у зрителя брезгливую усмешку или поражая его изобретательностью человеческой натуры.
           Я уже перестала удивляться, отметая от себя все то, что мне чуждо, и выискивая лишь мысли, растворенные в  несущемся на тебя потоке ничем не сдерживаемых авторских фантазий. Вчерашний день- один из череды поисков и удивлений.
      6
                                                                                             Билл Виола
     Я никогда не читаю про автора перед просмотром его произведений. Убедилась не единожды, что впечатление смазывается. Пусть весь мир уже давно рассмотрел и классифицировал, разложил по полочкам и благословил его творения, и пусть, в результате, ты согласишься с этими мыслями, но сам и потом. В случае  Биллом Виолой все было именно так. Нечаянное приглашение, пол часа ожидания перед входом, когда я смогла пробежать глазами по буклету, лишь попытавшись понять из текста на так и не освоенном мною языке, что именно предлагают посетителям организаторы выставки. Увиденное вдохновило.
                2     0
Представитель видеоарта, Билл Виола совмещает в себе мастерство художника, уже знающего, как можно сделать свои мысли читаемыми всяким, кто хочет их услышать, и гениальность творца, понимающего, что именно он хочет рассказать этому миру об этом мире.
          Чтобы посмотреть всю экспозицию, понадобилось бы множество часов и недюжинное здоровье, в т.ч. и психическое. У меня был лишь один час и огромное желание, поэтому расскажу о том, что увидела лично я.
     Темно. Залы сменяются. Что-то подгоняет, мешая задержаться в них надолго. Пронзительный человеческий взгляд цепляет тебя, тормозит, молча пытаясь рассказать бредущему на ощупь тебе то, что ты сам боишься услышать; еще зал, где 30 минут вздыхает, перемещаясь по прозрачным свободно подвешенным параллельно друг другу полотнам, отражения человеческого тела (слава богу –это не ты).
          Еще зал, где мужчина и женщина, вечная пара, как игральная карта, в которой она- отражение его, кривит рот в молчаливом крике страдания, опуская свою голову в воду, заставляя его, пока спокойно-удивленного, перекосить в ответ на ее боль свое лицо и тянуться к ней, сливаясь и разъединяясь, стекая водой, меняясь цветом… (Все, не могу больше. Из 18 минут выдержала 10). [1]
          Темно. Пустыня. Люди. Женщины. Джунгли, люди, очень зелено вокруг.
          Темно. Человеческие руки. Молодые, энергичные раскрытые, старые, сжатые в кулак ( 23 минуты- посмотрела 3 минуты, остальное домыслила).
          Темно. Два старческих обнаженных тела, высотой в три метра. Мазнула взглядом. Не стала 18 минут 54 секунды смотреть, как мужчина убирает руку, обнажая сами знаете что. Вдруг он повернется к обнаженной старухе и … Ретировалась быстро (страх перед собственной старостью?). Темно, темно… Темная лестница вниз, окутанная мраком и звуками человеческого голоса…. Темно…
     Огромный шестиметровый экран. На экране - темный склеп, где на гранитном постаменте лежит Тристан. Мертвый герой средневековой легенды - недвижим в своей посмертной белой одежде. Тишина растянулась, она уже не выносима, лишь редкие бесшумные капли напоминают, что где-то еще есть жизнь. Еще капли, еще, вот уже водопад обрушивается на неподвижное тело, заполняя все пространство, рыча и низвергаясь, но… снизу вверх! Вверх, в небо, ввысь устремляя тело героя, который пытается сначала повернуть голову, даже сесть; но высшие силы не нуждаются в его удивлении, они возносят его, со свисающими безвольно руками, все выше, пока он, распрямившись, не исчезнет в ревущем устремляющемся ввысь потоке. Еще немного- тихо, пустой склеп, кто следующий? Огонь.
     Немного тишины, в звенящей темноте, и сразу огонь. Пламя на весь экран, бушующее, грохочущее, обжигающее пламя, и женщина. Стоит, раскинув руки, безмолвно, бесконечно долго, пока ты не услышишь в себе: «Ну что же ты, давай, вперед, в огонь! Ты же не зря здесь».
            Она не зря здесь, у нее тысяча причин и столько же болельщиков, толкающих ее на смерть. Она делает пару неверных шагов вперед и падает… на спину. Всплеск -и нет ее больше.  Оказывается, она шла не по твердой земле; она уже давно скользила по гладкой поверхности расплавленного металла, и, крестом раскинув руки, падая на спину в его огненное зеркало, тонет сразу, очень быстро, а огонь? Он затухает постепенно, а на пламенеющем море металла появляются синие отблески. Их все больше, они заполняют все полотно синими колышущимися гладкими волнами там, где растворилось тело несчастной…
            Вода, возносящая в небо, и огонь, ввергающий в пучину, все так ясно и так символично, что 21 минута и 28 секунд действа прошли совершенно незаметно. [2][3]
     И опять темно, и опять вода. Тут уж точно все традиционно и понятно, быть может. Что необычного в том, что человек тонет (целых 10 минут)? Зритель  притаился на дне в абсолютной тьме, когда над поверхностью воды нет солнца, и только луч света, откуда-то сверху и сбоку, шарит по толще воды, поджидая… УПАЛ! Мужчина с оглушительным шумом, вытянувши в струну свое молодое тело, упал в воду. Он погружается вниз, сопровождаемый морем воздушных пузырьков, отдавая свой последний выдох, скрадываемый вездесущим лучом.
            Кто рассматривает его, изучая или оценивая? И куда ему- вверх, как Тристану, или вниз - простому человеку, тонущему в пучине обычной жизни? Время замедлило свой бег. Тело, как распятие в воде, задержалось надолго. Все еще изучают. («Вверх, пожалуйста, вверх!») Вердикт вынесен. Вниз, на дно, луч света оставил в покое того, кто уже при жизни перестал бороться, не сделав ни единой попытки, чтобы выплыть… [4]
     Время вышло. Я бегу к выходу, лихорадочно пытаясь успеть, хватануть еще хотя-бы пару фраз… Три женщины, мать и две дочери. Она - впереди, она ведет их сквозь водопад, где за стеной воды ты обреченно серая, размытая, неотчетливая, а впереди- все, и краски, и удивление, и радость, и твои девочки вместе с тобой. Зачем же ты опять пересекаешь эту стену, зачем тащишь их, оглядывающихся, назад, за водный поток? [5]
     Как хорошо, что я так и не перевела текст буклета; и так мудро, что не было никакой экскурсии, разъясняющей концепцию автора. А была тишина полупустых залов и ты, которая пыталась всмотреться и вслушаться, находя в себе  свой собственный, пусть лишь на мгновение изменивший тебя, отклик. Разве не для этого существует весь этот огромный мир, под названием «Современное искусство»?

[1] «Surrender» 2001      [2] «Tristan's Ascension» 2005   [3] «Fire Women» 2005
[4]  «Ascension» 2000    [5] «Three Women» 2008







Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments