vladimir_dianov (vladimir_dianov) wrote in art_links,
vladimir_dianov
vladimir_dianov
art_links

Categories:

Почему мы мало читаем? |

Оригинал взят у vladimir_dianov в Почему мы мало читаем? |

В продолжение темы кризиса русской словесности, затронутой писателем Анатолием Курчаткиным, предлагаю посмотреть на эту проблему и с другой стороны. О состоянии независимой книготорговли в России и трагических перспективах нечитающего государства говорит основатель книжного магазина «Фаланстер» Борис Куприянов:

«Государству пора бы озаботиться темой доступности книг для населения. Они должны быть заинтересованы в том, чтобы как можно больше людей читало книги. Если меня спросят, я могу ответить, что нужно сдавать магазины по льготной аренде, нужно делать послабления. У нас есть сниженный НДС на книги, это единственное, что есть, НДС 10%. Но это самый большой НДС в Европе, при том что общий НДС в самой Европе выше. Это говорит об общем гуманитарном уровне в нашей стране. Бояться электронной книги бессмысленно, электронная книга уже есть, ничего с ней не станет. Во всем мире страх перед электронной книгой уже прошел. Есть книги, которые неизбежно перейдут в электронный вид. Попса, например, которую вы читаете один раз в жизни. Ну видели ли вы у кого-нибудь дома полки с Донцовой и полным собранием сочинений Марининой! Так же, как и книги по естественным и точным наукам, которые используются для работы. Семьдесят процентов — это бумажная литература. Поэтому никакого ужаса нет. Ужас происходит на другом уровне — проблема в чтении. В том, что люди не читают ни книг электронных, ни бумажных. Никаких. Это уникальная ситуация в России. Это неправда, что во всем мире так происходит. Это национальная трагедия, на мой взгляд. Даже если мы посчитаем, сколько в России книг воруют в сети, если мы посчитаем, сколько людей в России ходят в библиотеки, сколько людей в России покупают книги, электронные и бумажные, и разделим на количество жителей, мы получим очень плохую цифру, ниже чем в любом европейском государстве. И вот самое страшное — это уже не является сенсацией — в городе Хартум, в котором была гражданская война, в столице Судана, книжных магазинов на душу населения больше, чем в Москве. В столице Центральной Африканской Республики книжных магазинов на душу населения больше, чем в Москве. В Петербурге в два раза больше книжных магазинов на душу населения, чем в Москве.

Проблема в том, что за двадцать лет выросли поколения, для которых чтение не является обязательным процессом. Для которых чтение является одним из способов убить время. Книга стала интертейнментом в их сознании. Они не знают, что у чтения есть какие-то другие смыслы, кроме как убить время между двумя остановками в транспорте. Если мы рассматриваем книгу как товар на рынке развлечений, то книга исчезнет. Потому что тогда книга проигрывает айфону, фейсбуку, фильмам, компьютерным играм. Но у книги много других важных функций. Может ли общество выжить без читающих граждан? Конечно, может. Люди будут уметь читать. Они будут уметь читать вывески, инструкции, меню в кафе, названия улиц, городов, путеводители даже, может быть, хотя вряд ли. Вопрос, есть ли у этого общества будущее. У общества, которое не читает массово, не обладает практиками чтения, медленного чтения — будущего нет. Что такое чтение? Чтение — это умение распознавать знаки. Как пишет Альберто Мангуэль, один из важнейших исследователей самого процесса чтения, он говорит о том, что, например, изучение тела любимой — это тоже процесс чтения. Любое распознавание знаков — это и есть чтение. Римские гадания по внутренностям жертвенных животных — это тоже распознавание знаков. Если мы перестанем распознавать знаки, если перестанем читать в высоком смысле этого слова, общество перестанет развиваться.

Потом, у нас чудовищная история происходит с образованием. Потому что в советской школе, плохо ли, хорошо ли, но нас все-таки учили читать. Нас учили анализировать текст, даже если по клише, думать, о чем текст, что хотел сказать автор. Сейчас эта практика просто ушла, людям важно просто ответить на вопрос. Литературы просто нет в 10-11 классе. Вместо литературы людей натаскивают на ЕГЭ. Мы скатываемся к стране, которая не будет понимать, что происходит вокруг. Мы уже это видим. Растет целое поколение людей, которое не может рефлексировать, которое не способно критически мыслить, у которого нет даже попытки как-то проанализировать ситуацию. В стране с великой культурой. Но ничто не объединяет людей, живущих на седьмой части суши, кроме языка и культуры. А если мы потеряем культуру, культуру чтения, то мы и язык потеряем в скором времени. Мы уже видим, что люди, которые имеют критическое мышление, которые имеют свое мнение и пытаются его высказывать, становятся редкостью. В СССР вроде бы так же было. Но в СССР было два языка, две формы общения — наружная и внутренняя. Было заседание на партсобраниях, но с другой стороны, было чтение Толстого, Достоевского, Сэлинджера и Ремарка. Так что там была двойная мораль, в современной стране такой двойственности быть не может, не должно.

Вообще, массовое появление книжных магазинов напрямую связано с просвещением. Книжный магазин — это не совсем магазин, который занимается только продажами. Это все-таки некоторое место общения, место диалога. В книжном магазине люди проводят больше времени, чем в овощном или в мясном. Потому что они знакомятся с книгами, подбирают книги под себя, практически, как одежду. Это больше походит на кафе, где происходит коммуникация, общение, обмен мнениями. Книжные магазины — это то, что составляет ткань города. Поэтому во всем мире есть льготы для книжных магазинов. В России их нет. Во Франции книжный магазин нельзя просто закрыть, перепрофилировать. Должно пройти двадцать лет с заявления, прежде чем этот магазин можно будет перепрофилировать. Книжный магазин — это культурное поле города, его культурный потенциал, возможности. Если человек зайдет в продуктовый магазин, он станет сытым из голодного. Если в винный, он станет пьяным из трезвого. Если в шмоточный, то модным из немодного. А если в книжный, то он станет немножечко умнее, приобретет новые навыки, знания, которые потом сможет использовать в другой области. Это принципиальная разница между книжным магазином и колбасным».

Subscribe

  • 1983

    Однажды я прокомментировал один пост просто так, безо всяких задних мыслей. Но, как сказано в Писании: Нам не дано предугадать, Как слово наше…

  • Ian Whybrow & его Whiff.

    Ian Whybrow, это тебе не абы кто. Его опусы открывают список рекомендуемой школьной литературы для буржуйских детёнышей в возрасте от 3 до 14…

  • С.Ю.Судейкин "Русские в Париже"

    С.Ю.Судейкин "Русские в Париже", эскизы костюмов к постановке кабаре "Бродячая собака" 1912 год, Бумага, тушь, акварель Сергей Юрьевич (Георгиевич)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment